20idei
СЕЙЧАС +20°С
Все новости
Все новости

Жесткость, циничность и кумовство. Юрий Дудь рассказал о пытках в Краснодарском крае

В новом документальном фильме журналист поговорил с участником резонансного дела в Анапе

ds

Юрий Дудь берет интервью у руководителя краснодарского отделения Комитета против пыток Сергея Романова

Поделиться

Накануне журналист Юрий Дудь выложил на своем ютьюб-канале фильм «Почему в России пытают». Главной причиной создания картины общим хронометражем 2 часа 20 минут, по словам Дудя, стал недавно опубликованный видеоархив, снятый в учреждениях ФСИН: на шокирующих кадрах заключенных избивают, пытают и подвергают насилию.

В новой работе Юрий Дудь поговорил не только с жертвами пыток, но и с представителями организаций, которые с ними борются. Часть фильма была посвящена пыткам в Краснодарском крае. 93.RU пересказывает самое важное из этого фрагмента.

По словам собеседника Юрия Дудя Сергея Романова, руководящего краснодарским отделением Комитета против пыток, основные черты применения пыток на Кубани — это жесткость, жестокость и циничность.

— У нас есть районы, где приходят три-четыре-пять заявителей и приходит шестой. Я говорю: «А дальше можно я расскажу, как всё происходило?» И я на основе объяснений пяти предыдущих просто человеку воспроизвел, как его пытали. Завели в кабинет, повалили на пол, завели руки за спину, поставили стул между рук и начали избивать.

Около 15 минут фильма Дудь посвятил так называемому «анапскому делу» — в 2015 году четырех жителей Анапы пытали в отделе полиции, чтобы заставить их сознаться в разбойном нападении. Их избивали и пытали электричеством, подключая клеммы к различным частям тела, а одного из задержанных изнасиловали.

— По данному факту очень долго проводилась проверка, было вынесено 11 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. После этого уголовное дело всё-таки возбудили, вынесли постановление о приостановлении, четыре постановления о прекращении уголовного дела, сейчас есть пятое постановление о прекращении уголовного дела, которое до сих пор не отменено, — рассказал юрист Комитета против пыток Сергей Бабинец. — Сейчас мои коллеги пытаются обжаловать это в кассационном порядке. Говорят, что перспектив очень мало и это дело, скорее всего, будет направлено в Европейский суд по правам человека.

Прежде чем возбудить уголовное дело по жалобам жителей Анапы Артема Пономарчука, Арама Арустамяна, Карена и Эрика Енгоянова, Следственный комитет вынес 11 постановлений об отказе

Прежде чем возбудить уголовное дело по жалобам жителей Анапы Артема Пономарчука, Арама Арустамяна, Карена и Эрика Енгоянова, Следственный комитет вынес 11 постановлений об отказе

Поделиться

— Они еще до того, как у меня противогаз меняли, у них еще алкоголя запах стоял прямо в кабинете, — вспоминает события, происходившие несколько лет назад, один из задержанных Артем Пономарчук. — Потом я понял, что они вообще озверели. Они начали с меня снимать штаны с трусами. Один говорит: «Доставай». Я так и не понял, что доставать. Потом уже понял. Говорит: «Обмотай палку скотчем, смажь ее, чтобы ему ничего не порвали». И после этого мне запихнули палку в анальное отверстие.

Мама Артема Пономарчука показала фотографии рук сына со следами от наручников, к которым, судя по всему, подключали электрический ток. На фото видны следы от прикладывания электроклемм к пояснице.

Эти кадры — часть документального фильма «Крайний Юг», который Комитет против пыток выпустил еще два года назад. На тех кадрах Артем вспоминает, что в итоге с него сняли наручники и двое сотрудников продиктовали ему явку с повинной и два объяснения о том, что телесные повреждения он получил, падая в кусты.

Правозащитная организация «Комитет против пыток» (КПП) работает в России более 20 лет, расследуя случаи применения насилия сотрудниками правоохранительных органов. За время своей работы правозащитники установили свыше 200 таких случаев.

В 2015 году Минюст включил КПП в реестр НКО-иноагентов, после чего организация самоликвидировалась и стала заниматься той же деятельностью без образования юрлица.

В ходе документального исследования Юрия Дудя юрист Сергей Бабинец объяснил, почему обычно не заводят дела против силовиков, которые превышают полномочия.

— Нет состава преступления. То есть действия были законными, обоснованными. Никто их не пытал, не избивал, и это попытка уйти от уголовного преследования. Это стандартная терминология. Меня пытали. Да ты просто хочешь, чтобы тебя никто не посадил. Но вот у меня телесные повреждения! А ты там расчесал, бился о корни деревьев, еще что-нибудь в таком духе выдумывают. У нас в Марий Эл было дело, где следователь написал, что человек был задержан сотрудниками полиции, и, когда его задерживали, он упал и ударился о дубинку, которая висела на поясе у сотрудника полиции. И у него от этого осталась отметина от дубинки.

По словам юриста, четверо анапчан с 2015 года находятся под разными мерами пресечения. Почти два года один из фигурантов находился в следственном изоляторе, потом под домашним арестом. Сейчас трое находятся под подпиской о невыезде.

Сам Артем Пономарчук рассказал Юрию Дудю, что на протяжении последних шести лет не может выезжать за пределы Краснодарского края. Кроме того, после задержания и пыток у него начались проблемы со здоровьем.

— Пока я сидел под домашним арестом, я заработал себе сахарный диабет от нервов. Год где-то я ходил к психологу, с ним общался. Ну и сейчас уже полтора года я сижу на антидепрессантах.

Артем честно рассказал журналисту о причинах, которые заставили его открыто говорить о пережитом насилии:

— Я понял одну вещь: пока человек молчит, ничего не изменится. Пока ты этого не скажешь, тебя и не услышат, тебе не поверят.

Мама Артема Пономарчука показывает фотографии со следами травм на руках сына

Мама Артема Пономарчука показывает фотографии со следами травм на руках сына

Поделиться

Парень считает, что расследование его дела затягивается специально. И шанс на справедливость у него есть, только если делом заинтересуется московское начальство анапских силовиков и организует проверку.

— У меня сейчас идет суд — раз в месяц одно заседание. Чтобы срок следствия этого дела прошел, нужно 9 или 10 лет. Если этот срок выйдет, никому ничего не будет. Все выйдут чистыми из воды. Как будто с нами ничего и не происходило.

По словам Сергея Романова, сотрудникам Комитета против пыток тяжело работать из года год, иметь доказательства, но не видеть плодов своей работы в виде возбужденных дел и наказанных виновных.

— Я работал в Нижнем Новгороде, где при тех доказательствах, что у нас есть на Кубани, у нас бы уже как минимум пять сотрудников полиции отправились бы за решетку. На Кубани это сделать гораздо тяжелей.

Причины, по словам Романова, это не только кумовство, но и тесные связи сотрудников полиции, Следственного комитета и прокуратуры.

— Простой пример: мы сидим на очной ставке, следователь что-то печатает, тут же сидит сотрудник полиции. Заканчивается очная ставка, и они начинают обсуждать какие-то свои рабочие моменты. То есть понятно, что следователь не будет заинтересован привлечь этого сотрудника. Если он будет нажимать и привлекать его к уголовной ответственности, то этот опер скажет, что я работаю в поле, я несу тебе информацию, я привожу тебе свидетелей. Я не буду работать.

На Кубани Комитет против пыток работает на постоянной основе с мая 2017 года. За это время правозащитники получили 100 жалоб на пытки и другие виды жестокого обращения. По 20 случаям юристы организации провели общественное расследование и нашли факты нарушения прав человека. Эти дела легли в основу исследования, представленного организацией 6 декабря. Портал 93.RU подробно изучил этот доклад КПП, посвященный тому, как пытают людей на Кубани.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter