18 января вторник
СЕЙЧАС +3°С

Электрический ток, кипяток, избиения. Правозащитники рассказали, как пытают на Кубани

За 4 года в «Комитет против пыток» поступило около сотни жалоб на полицейский произвол на Кубани

Поделиться

В 20 случаях правозащитники установили факт нарушения прав человека

В 20 случаях правозащитники установили факт нарушения прав человека

Поделиться

Правозащитная организация «Комитет против пыток» (КПП) работает в России более 20 лет, расследуя случаи применения насилия сотрудниками правоохранительных органов. За время своей работы правозащитники установили свыше 200 таких случаев.

В 2015 году Минюст включил КПП в реестр НКО-иноагентов, после чего организация самоликвидировалась и стала заниматься той же деятельностью без образования юрлица. В сентябре 2021 года главу «Комитета против пыток» Игоря Каляпина оштрафовали на 10 тысяч рублей по делу об участии в деятельности нежелательной организации. По мнению самого Каляпина, административное дело против него — первый шаг к уголовному преследованию.

Сейчас отделения КПП есть в Нижегородской и Оренбургской областях, а также в Москве, Башкортостане, в Краснодарском крае и регионах Северного Кавказа.

На Кубани «Комитет против пыток» работает на постоянной основе с мая 2017 года. С этого времени и до октября 2021-го правозащитники получили 100 жалоб на пытки и другие виды жестокого обращения силовиками. По 20 случаям юристы организации провели общественное расследование и установили факт нарушения прав человека. Эти дела легли в основу исследования, представленного организацией 6 декабря.

Портал 93.RU изучил доклад правозащитников и публикует его пересказ.

Как пытают на Кубани

Проанализировав заявления людей (27 пострадавших по 20 делам), «Комитет против пыток» представил статистику по самым часто встречающимся видам полицейского насилия в регионе.

Вот как она выглядит:

  • избиение руками — 56% (данный вид насилия применили к 15 людям);
  • пытки электрическим током — 44% (применялись к 12 людям);
  • использование наручников — 37% (применялось к 10 людям);
  • избиение ногами — 33% (применялось к 9 людям).

Правозащитники отмечают, что зачастую пострадавшие подвергались одновременно нескольким видам насилия. Кроме того, на практике встречались случаи, где пострадавшего поливали кипятком, подвешивали на ломе, привязывали к столбам или намеренно курили в присутствии женщины, страдающей астмой.

В 90% СК отказывает в возбуждении уголовного дела

По практике краснодарского филиала «Комитета против пыток», 90% жалоб на пытки в Следственный комитет заканчиваются отказом в возбуждении уголовного дела, который выносят по итогам доследственной проверки.

Только в двух случаях дело возбудили сразу: по делу Евгения Манченко, когда его жестоко избили полицейские при попытке перелезть через забор собственного дома и причинили тяжкий вред здоровью, и по делу Ивана Гелиева, который умер после помещения в отсек для административно задержанных в полицейском уазике.

Ночью 10 марта 2019 года краснодарец Евгений Манченко не смог попасть домой, потому что забыл ключи, и решил перелезть через забор. Его увидели два сотрудника полиции, стащили с ограждения и стали бить дубинками, а затем ногами. Отметим, что Манченко — инвалид с особенностями развития. Силовики надели на него наручники и затолкали в УАЗ, чтобы доставить в отдел. Выбежавшей на крики сына Снежане Манченко удалось уговорить полицейских снять с него наручники. Затем родственники Евгения вызвали скорую, а после парень две недели провел в стационаре с закрытым переломом. В отношении двух сотрудников ППС возбудили уголовное дело, в ноябре 2020-го дело направили в суд.
18 марта 2017 года друга Ивана Гелиева задержали в Анапе сотрудники ДПС за вождение в пьяном виде. Он позвонил Гелиеву и попросил его подъехать. Иван начал конфликтовать с полицейскими и был задержан. Его загрузили в служебный автомобиль и повезли в отдел полиции. Прибыв к отделению, сотрудники ПСС обнаружили, что Гелиев мертв. По заключению судебно-медицинской экспертизы, мужчина умер из-за закрытой травмы шеи, которую нанесли незадолго до смерти. Уголовное дело возбудили по ч. 1 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности), а не по ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия). Попытки переквалифицировать статью были отклонены.

Правозащитники подчеркивают, что оперативное возбуждение уголовного дела не является гарантией его эффективного расследования. Так, следствие по делу Гелиева длится уже 5 лет, и за это время оно не менее трех раз приостанавливалось в связи с невозможностью установить обвиняемого.

Следователи в среднем 7 раз отказывают в возбуждении дела

Прежде чем возбудить уголовное дело по жалобе на пытки, обычно следователи в среднем 7 раз выносят «отказное» постановление.

В деле Андрея Лихмана, например, было пять отказных постановлений.

В мае 2019 года житель Тимашевска Андрей Лихман отдыхал на местном пляже со своими знакомыми и увидел, как двух мужчин жестоко задержали сотрудники полиции. Лихман снял это на видео. Силовики увезли задержанных, а затем вернулись на пляж и потребовали удалить записи. Андрей отказался, снимая опять всё происходящее на видео. Тогда его повалили на землю, отобрали телефон, надели наручники и увезли. В отделе полиции Лихмана стали избивать, а затем составили протокол о неповиновении требованию сотрудника полиции. После против мужчины возбудили уже уголовное дело о применении насилия в отношении представителя власти и приговорили к двум годам условно. Только в 2021 году правозащитникам удалось добиться возбуждения дела в отношении сотрудников полиции.

Самое большое количество «отказных» краснодарский филиал КПП получил по жалобам Артёма Пономарчука, Арама Арустамяна, Карена и Эрика Енгоянов. СК вынес 11 постановлений, прежде чем возбудить уголовное дело.

В 2015 году четырех жителей Анапы жестоко избили и пытали в отделе полиции, чтобы заставить их сознаться в разбойном нападении. Один из задержанных, Артем Пономарчук, вспоминал: «Сразу после доставления в отдел полиции меня стали избивать, затем через клеммы пропускать электрический ток по рукам, а когда я отказался сознаться в разбойном нападении, засунули палку в задний проход». Возбуждения уголовного дела удалось добиться только в 2017 году, но за четыре года расследования в нем не появилось ни одного подозреваемого, а следствие несколько раз приостанавливалось. В 2020 году расследование опять прекратили. Правозащитникам не удалось обжаловать это решение, поэтому они обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Ни одного сотрудника полиции до сих пор не осудили за пытки


Согласно практике краснодарского филиала, в 12 из 20 случаев добиться возбуждения дела не удалось, а количество незаконных «отказных» постановлений юристы измеряют десятками. Кроме того, иногда приходится добиваться не только возбуждения уголовного дела, но и проведения доследственной проверки.

За все 4,5 года работы на Кубани ни один сотрудник полиции так и не был осужден за пытки, отмечают в «Комитете».

Сейчас по семи делам краснодарского филиала продолжается предварительное следствие, и лишь дело Евгения Манченко рассматривается по существу в Прикубанском районном суде. По пяти случаям юристы подали жалобы в ЕСПЧ на нарушение ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Интересно, что в половине случаев против пострадавших от полицейского насилия возбуждали дела об административных правонарушениях.

— Механизмы обеспечения производства по делам об административных правонарушениях зачастую используются сотрудниками полиции для «создания» всех необходимых процессуальных предпосылок для удержания пострадавших, оказания на них давления, а также оправдания их нахождения в отделе полиции, — отмечают правозащитники.

Чаще всего к административной ответственности кубанцев привлекают по ст. 19.3 (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции) и 20.1 (мелкое хулиганство). Пока юристам удалось оспорить решения только в деле Никиты Хацкевича и в деле Сергея Зигунова.

В марте 2019 года жителя Гулькевичи Никиту Хацкевича задержали полицейские за то, что тот якобы ругался в общественном месте и вел себя агрессивно по отношению к сотрудникам МВД. Однако суд пришел к выводу, что описываемых в полицейских рапортах событий просто не было. Сам Хацкевич заявил, что его задержали и доставили в отдел полиции, где избили, заставляя признаться в краже.
Сергею Зигунову 60 лет, он пенсионер из Лабинска. В октябре 2020 года Зигунов пришел в офис энергосбытовой компании, чтобы оплатить счет за электричество, и отказался надеть маску. Сотрудники вызвали полицейских, которые схватили его и повалили на пол, сломав руку. В марте 2021-го суд отметил штраф пенсионеру, пояснив, что полицейские не имели законных оснований доставлять его в отдел. Уголовное дело о незаконных действиях самих силовиков так и не возбуждено.

В 35% случаев силовики пытают, чтобы выбить признательные показания


Так, Денис Каримов заявил правозащитникам, что был вынужден себя оговорить в совершении разбойного нападения, потому что не выдержал пыток электрическим током, а Георгий Свешников рассказал, что дал признательные показания в краже после жестокого избиения.

Еще в 15% случаях, по статистике краснодарского филиала «Комитета против пыток», полицейские применяют насилие при проверки сообщений о преступлении. В 15% случаях против самих пострадавших возбудили уголовные дела по ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти).

Чаще всего жалобы на пытки поступали против сотрудников отдела МВД Анапы и Гулькевичского района.

Свое исследование юристы «Комитета против пыток» направили 26 адресатам, в том числе в Следственный комитет РФ, Генпрокуратуру, МВД РФ, уполномоченному по правам человека и другие федеральные и региональные органы. Ознакомиться с ним можно здесь.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter