СЕЙЧАС +26°С
Все новости
Все новости

Что грозит врачам, которые не спасли Юрия Шатунова? Отвечает юрист

Диспетчер скорой, заведующий станцией и медики могут получить реальные сроки

Поделиться

После смерти Юрия Шатунова стала появляться противоречивая информация о (не)оказании ему медицинской помощи. То ли скорая отказалась ехать на вызов к певцу из-за отсутствия свободных бригад, то ли ее вовсе не вызвали, то ли приехала какая-то необорудованная машина. Даже появилась информация о том, что на врачей возбудили уголовное дело, что в итоге опровергли в московском СК. Якобы врачи потеряли 40 минут, которые стали роковыми.


Если скорая действительно долго не ехала и певца можно было спасти, то что грозит врачам в таком случае? Объясняет известный в Краснодаре юрист Юлия Федотова.

По приказу Минздрава, который регламентирует порядок оказания скорой помощи, время от вызова до прибытия бригады должно составлять не более 20 минут. Это работает для оказания помощи экстренно — то есть в случае угрозы жизни пациента. Судя по состоянию Шатунова (затрудненное дыхание, боль в груди, неспособность передвигаться) — это как раз такой случай. Не имеет значения, есть ли свободные бригады или нет — их количество устанавливается нормативно и зависит от численности населения и среднего количества вызовов в год. Отказать в направлении бригады нельзя, вне зависимости от загруженности.

Не знаю, проводят ли по делу Шатунова экспертизу контроля качества медицинской помощи — это может делать Следственный комитет либо страховая компания. Такие экспертизы делают по медицинской документации: эксперты устанавливают наличие либо отсутствие дефектов в оказании помощи, а также их связь со смертью (на основе акта вскрытия). Если обнаружится, что в связи с отказом диспетчера направить бригаду было упущено время, в течение которого певца действительно можно было спасти, ответственность будет нести диспетчер — за неоказание помощи больному, повлекшее смерть.

Эта специфическая «медицинская» статья довольно редко встречается в судебной практике — за 2021 год по ней осудили только 5 человек.

Если окажется, что проблема была в ненадлежащей организации работы отделения скорой помощи — неукомплектованности автомобилей, недоборе бригад, и тому подобном, ответственность должен нести заведующий отделением.

Эта статья относится не только к врачам, а ко всем должностным лицам, поэтому в массиве судебной практики сложно вычленить, сколько медиков было по ней осуждено. Всего, по данным судебного департамента при Верховном суде, 46 человек.

Интересная деталь: друзья сами доставили Шатунова в ближайшую больницу в 23:45, машина скорой помощи приехала туда только через 25 минут. Возникает закономерный вопрос: а что делали врачи в этой больнице всё это время? Если ничего при том, что у них имелось необходимое оборудование, они тоже должны нести ответственность по части 2 статьи 124 УК РФ (до четырех лет лишения свободы).

В случае ненадлежащего оказания помощи в ходе транспортировки в домодедовскую больницу, а также реанимирования в ней, ответственность несут как врачи бригады СМП, так и больницы — за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей.

Эта норма также не специфически «медицинская», однако обширностью практики не отличается. За 2021 год по ней осуждено 122 человека.

В любом случае, полагаю, что данные дефекты оказания медицинской помощи дают семье Шатунова право на обращение в суд с иском о компенсации морального вреда: к станции СМП, машина которой не приехала, и к больнице, которая не оказала певцу помощь. Здесь судебная практика складывается более благоприятным образом для родственников пациента — в среднем за погибшего близкого можно отсудить у больницы более миллиона рублей на семью.