Город «Дайте спокойно дожить». В Краснодаре из аварийного жилья выселяют военных пенсионеров

«Дайте спокойно дожить». В Краснодаре из аварийного жилья выселяют военных пенсионеров

Люди, недовольные компенсациями, не хотят покидать свой дом

Кажется, в этой квартире уже давно никто не живет

В центре Краснодара на улице Леваневского стоит дореволюционный дом, в котором живут пенсионеры, отработавшие большую часть жизни на Минобороны. Они не считаются военными, хотя у многих есть удостоверения участников боевых действий — люди работали в Чечне во время военной кампании. Сейчас дом расселяют, предлагая взамен компенсации. Жильцы считают, что на эти деньги невозможно ничего купить. Журналист 93.RU Никита Зырянов отправился на улицу Леваневского, чтобы погрузиться в проблему.

«Да, оно плохое, да, оно аварийное. Но я живу здесь»

Наталья стоит на общей кухне площадью немногим больше сарая. Она облокотилась на старую тумбочку около пустой печки «Терек» с зажженной конфоркой. Эта печка — такая же старая, как и всё вокруг. За спиной Натальи отсчитывают секунды круглые настенные часы. Тут же висит репродукция картины «Неизвестная» Ивана Крамского. Чуть дальше — еще одни настенные часы.

Кухня, расположенная на первом этаже дома. Вечером здесь становится многолюдно

В тусклом свете одинокой лампочки, свисающей с потолка, видны сложенные в каком-то своем особенном порядке кастрюли, баночки и другая кухонная утварь. По углам видны следы подтеков.

Скрестив руки на груди, Наталья говорит:

— Это единственное наше жилье. Больше у нас ничего нет. И сейчас администрация хочет нас выселить. Вопрос, куда? Второй вопрос — на что?

Большинство входных дверей уже давно потеряли лоск

Наталья поправляет цепочку, которая чуть выступает из-за воротника черного свитера, и опускает взгляд на старую печку.

Женщина живет вместе с дочерью и шестилетним внуком в комнате площадью 13,8 квадратного метра в доме «коридорного типа» на улице Леваневского, 4/2. Жилье она получила в 2000 году как сотрудница ныне расформированной военной части, в которой она тогда работала.

Наталья заходит в свою квартиру в 13 квадратных метров

— Поскольку администрация хочет нас выселить, они оценили наше жилье в 860 тысяч рублей. Это первая оценка. Потом чиновники делают переоценку — получается уже 1 миллион 260 тысяч. Но за эти деньги мы не можем ничего купить. Да, жилье аварийное, да, оно плохое. Но я живу здесь, понимаете? Я здесь прописана.

Дореволюционный дом в официальных документах скромно назван многоквартирным. На самом же деле это коммуналка. В советское время комнатки в таких домах получали обычно как «служебное жилье». Закон не запрещал их приватизацию в дальнейшем. Наталья приватизировала свою «квартиру» в 2004 году.

Вход во второй подъезд дома на Леваневского

— У меня оборудованный собственный уголок для жизни. Да, кухня на 20 человек одна, одна помывочная, один туалет. Но это мое. За деньги, которые нам собираются выплатить при выселении, куда мне с детьми идти. Тем более у меня здесь регистрация, внук в школу пойдет, — продолжает Наталья.

«Потом меня просто кидают»

В доме два подъезда, над входом в один из них под самодельным козырьком из шифера висит растяжка с уведомлением: «Ваш дом будет расселен до 31 декабря 2023 года». Графа «ваш новый дом» — пустая.

Уведомление о расселении дома, на котором постоянно меняется год

Под звуки тикающих на стене часов в крохотную кухню с улицы заходит Владимир. Под его ногами поскрипывают старые деревянные полы, поэтому на вход в кухню со стороны коридора сразу оборачиваются все собравшиеся жильцы. Владимир поправляет синюю кепку с приколотым над козырьком гербом МВД и кладет в карман коричневой куртки пачку сигарет.

— Когда военная часть развалилась, всё пошло прахом. Сейчас меня как будто нет. Их задача — меня просто вычеркнуть. Их просто не волнует, где мы все будем жить.

Владимир, который три года провел в командировке во Вьетнаме

Владимир живет в доме на улице Леваневского с 1994 года. Когда он вернулся после трехлетней командировки из Вьетнама, где он «на благо Родины строил военно-морскую базу», в его старой служебной квартире уже жили люди. Поэтому ему выдали новую, временную.

— Когда я заселялся сюда, мне сказали: «Максимум месяц». Потом меня просто кидают. Здесь мы с женой дожили до сегодняшнего времени. Когда дело дошло до расселения, нам дают копейки. Наше жилье оценили в 2 миллиона 800 тысяч. У меня жена риелтором работала, мы знаем, что на эти деньги мы просто ничего не купим. Сейчас я живу в комнатке в 19 квадратных метров. И когда дело доходит до оценки, считают по минималке.

Изъять и снести

Последний раз ремонт в здании постройки 1911 года делали в 1950-м. Дом газифицирован, в нем есть вода, электричество. Но степень износа всего здания — более 70%. Аварийным его признали еще 10 лет назад.

Подход к аварийному дому кто-то недавно даже заасфальтировал

В январе 2019 года на сайте администрации Краснодара опубликовали релиз о планах по изъятию для муниципальных нужд участка на Леваневского, 4/2. Дом, признанный аварийным пятью годами ранее, должны снести.

22 июля 2022 года опубликован еще один релиз. В нем говорится, что дом на улице Леваневского, 4/2 и еще 11 аварийных домов собираются расселить после предоставления субсидий из краевого бюджета.

27 сентября 2022 года администрация выпускает постановление об изъятии для городских нужд участка, на котором стоит двухэтажка.

Это, по словам жильцов, дата последнего ремонта в двухэтажном доме

15 марта 2023 года на сайте уже краевой администрации выходит постановление, в котором говорится, что дом «планируется расселить до 31 декабря 2023 года.

Баннер, который висит перед подъездом, говорит о том, что дом расселят 31 декабря 2023 года по нацпроекту «Жилье и городская среда» (муниципальному проекту «Обеспечение устойчивого сокращения непригодного для проживания жилищного фонда»).

Сейчас уже конец апреля 2024 года. В доме продолжают жить люди.

Штукатурка осыпается

В самом доме 26 квартир, одна из которых пустует. Согласно губернаторскому постановлению, в нем живет 62 человека. И сейчас администрация муниципалитета судится с собственником каждой квартиры, чтобы изъять жилье под снос. Взамен каждому предлагают компенсации. Жильцы считают их мизерными.

Анатолий, которого жители называют «старшим по дому», поправляет очки и раскладывает на немного липкой белой в черную клетку скатерти поверх кухонного стола документы. Он наклоняется над каждым листком. Света тусклой лампочки не хватает. Да и сам Анатолий, признается он, «плоховато стал видеть с возрастом».

Небольшая общая кухонька на втором этаже дома

— Смотрите, что они хотят сделать. Они изымают нашу недвижимость, земельный участок под нашим домом. Это значит, что они выкупают сам земельный участок, всё, что на нем находится. Это жилые и нежилые постройки. А также покрывают все убытки, причиненные в ходе изъятия. Это по закону. На деле — всё не так.

Как считали компенсацию?

Общая площадь имущества дома — 1 тысяча 772 квадратных метра. Эти данные следуют из отчетности «Краснодарской оценочной компании». Она проводила оценку имущества для изъятия. С этой оценкой радикально не согласны собственники.

Перекрытия и балки дореволюционного дома сгнили от времени и постоянной влажности

Журналист портала 93.RU нашел на сайте госзакупок счет-фактуру подрядной организации, которая оценивала имущество жильцов.

Согласно отчету «Краснодарской оценочной компании», квартира № 24 в доме на Леваневского, 4/2 была оценена в 1 миллион 24 тысячи 874 рубля. Общая сумма выплаты, с учетом компенсации расходов, — 1 миллион 162 тысячи, 197 рублей. При этом квадратура в отчете не указана. Зато указан кадастровый номер квартиры.

Коридор между квартирами

По данным кадастровой карты, квартира № 24 имеет площадь 13,2 квадратного метра. Оценка делалась в октябре 2022 года — это четвертый квартал. Средняя цена квадрата в четвертом квартале в Краснодаре — 112 тысяч 850 рублей (сейчас средняя рыночная стоимость квадратного метра жилья в Краснодаре составляет 127 тысяч 600 рублей). Исходя из этого, только рыночная стоимость этой квартиры должна была составлять почти 1,5 миллиона рублей, сейчас — почти 1,7 миллиона рублей. Это только стоимость квартиры без учета общедомового имущества, которое разделено на доли между собственниками. По такой же системе оценивались все квартиры в этом доме.

Что за компания проводила оценку от администрации

По данным сервиса «Контур.Фокус», «Краснодарская оценочная компания», которая делала отчеты по квартирам на Леваневского, 4/2, постоянно заключает контракты с администрацией города. Она работает с 2013 года, с того же года компания заключает госконтракты со структурными подразделениями мэрии. В общей сложности контракты заключены на 23 миллиона рублей.

Сама компания состоит из двух человек — это директор Геннадий Волкорез и Геннадий Савченко (соучредитель с долей 50% в уставном капитале). Их подписи стоят в отчете по оценке квартир. Савченко там описан как «оценщик первой категории».

Компания состояла в СРО (саморегулируемая организация, созданная оценщиками для регулирования и контроля их профессиональной деятельности в соответствии с законодательством РФ) Ассоциация «Межрайонный союз оценщиков» до 2019 года. По личному заявлению Волкорез покинул ассоциацию. На сайте оценочной компании есть свидетельство о включении в реестр физлиц, аккредитованных на оказание оценочных услуг в Краснодарском крае. Срок действия истек в декабре 2019 года. В качестве партнеров указаны в том числе ПАО «Лукойл», администрации Краснодара, Республики Крым, Сбербанк, «Тандер».

Чего хотят сами жильцы?

По закону при определении размера возмещения за собственность по нацпроекту «Жилье и городская среда» в него включаются ее рыночная стоимость, рыночная стоимость общего имущества в многоквартирном доме, в том числе рыночная стоимость земельного участка, на котором расположено здание. Оценка выкупной цены изымаемого жилого помещения осуществляется независимым оценщиком.

Оспорить сумму оценки можно двумя способами. Чтобы решить этот вопрос в досудебном порядке, необходимо за свой счет провести повторную независимую оценку стоимости жилья в аварийном доме. Если же гражданин решает обратиться в суд, то оценивать стоимость жилья будет специалист, назначенный судом. Расходы за это в дальнейшем, как правило, возлагаются на проигравшую сторону.

Вход в одну из квартир

Экспертиза, которую собственник квартиры сделал за свой счет, показала, что выкупная цена имущества этой же квартиры № 24 — более 7 миллионов рублей.

Сюда входит сумма за непроизведенный капитальный ремонт квартиры (она составляет 4 миллиона 113 тысяч рублей), рыночная стоимость квартиры (1 миллион 600 тысяч рублей) и рыночная стоимость доли (1 миллион 241 тысяча рублей) в праве общей долевой собственности на земельный участок, общая рыночная стоимость которого превышает 62 миллиона рублей.

Здесь продолжают жить люди

Анатолий вместе с другими собственниками квартир судится с администрацией города, оспаривая как саму сумму компенсации, так и стоимость работы оценочной компании. Дело в том, что первую оценку, которую предоставила администрация, жильцы опротестовали. Затраты на повторную экспертизу суд (определение Первомайского районного суда по одному из дел есть в распоряжении редакции) возлагает на жильцов. Хотя в тексте нацпроекта, как говорилось выше, возлагается на проигравшую сторону.

Рукомойник намного моложе дома, в котором установлен. Он — советских времен

— Администрация просто не хочет видеть наши доли. Помимо квартир, нам должны компенсировать доли. Нам всем принадлежат части самого земельного участка и части общедомового имущества. Получается, что они хотят компенсировать только часть нашего имущества.

«Нам ихнего не надо»

После долгого разговора с журналистом пока еще собственники квартир начинают расходиться по коридору первого этажа по своим квартирам. В дальней части коридора звенит ключами от своей небольшой квартирки 68-летняя Тамара Калистратовна. Она открывает обитую черным кожзамом дверь и пробирается через картонные коробки в зал, где негромко звучит телевизор. Там что-то обсуждают бесконечно далекие от проблем Тамары Калистратовны и ее соседей эксперты программы «Место встречи» на НТВ. Из коридора квартиры его не видно из-за коробок с вещами, высота которых сильно превышает рост Тамары Калистратовны. Из-за них еле виднеется вышивка пенсионерки. На картинах — два ее автопортрета и портрет внука.

Дома у Тамары Калистратовны

— На левой картине я, когда помоложе была. На правой — уже чуть постарше… Коробки? А, в коробках вещи мои, я уже начала собирать, если будут выселять. Правда, вот переезжать-то мне некуда, — разводит руками женщина, оценивая высоту стены из коробок.

На маленькой кухне в доме на Леваневского, 4/2 остается сидеть мужчина, которого соседи называют дядей Вовой. Уже давно кто-то выключил конфорку на старой печи. За окном потемнело, а в самой кухоньке стало чуть светлее.

— Знаете, мне ведь уже девятый десяток, жене — восьмой десяток. 40 лет стажа, ветераны труда. Вы извините, я хочу обратиться к нашим властям. Неужели мы достойны такого отношения. Достойны? Мы стране отдали всё. Плюс я еще дитя войны, с детства запомнилось, как бомбы эти летят. И чем я заслужил такое издевательство. Дайте спокойно дожить. Мы не требуем ничего, посчитайте нам по рыночным ценам всё наше имущество, а не только эти крохотные квартирки. Нам ихнего не надо.

Входная дверь в квартиру Тамары Калистратовны

После этого дядя Вова замолкает. Где-то на втором этаже хлопает дверь и начинает лаять собака. Из подъезда дома на улицу выходят два кота.

— Это Сажа, — говорит Наталья и показывает на первого. — А это Локи, но мы называем его Жирным. Он немного полноват.

Наталья замолкает и закрывает дверь в свою квартирку в 13,8 квадратного метра, в которой она живет вместе с дочерью и внуком.

В соответствии с законодательством Российской Федерации

В администрации Краснодара на вопрос портала 93.RU по ситуации с расселением дома на Леваневского объяснили, что никаких нарушений нет.

— Оценка размера возмещения за вышеуказанный земельный участок и (или) расположенных на нем объектов недвижимого имущества для государственных или муниципальных нужд выполнена в соответствии с критериями действующего законодательства Российской Федерации, применяемыми к данному виду услуг, — говорится в ответе.

Коридор на втором этаже дома. На фото — кот Сажа и Локи (Жирный)

Выкуп имущества — это единственный вариант для собственников квартир. Альтернативное жилье им не положено, потому что они живут не в муниципальных квартирах, а в своих собственных.

Кроме того, три человека уже согласились на переезд на условиях администрации. По нашим данным, это люди, у которых есть другое жилье. В доме остались лишь пенсионеры, у которых другой жилплощади нет.

— При определении размера возмещения за жилое помещение в него включаются рыночная стоимость жилого помещения, рыночная стоимость общего имущества в многоквартирном доме, в том числе рыночная стоимость земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, с учетом доли в праве общей собственности на такое имущество, а также все убытки, причиненные собственнику жилого помещения его изъятием, — сообщили в мэрии.

Из некоторых ящиков письма уже давно не забирают

То есть в администрации говорят, что все расчеты стоимости проведены правильно.

Что касается требования жильцов об определении компенсации за непроизведенный капитальный ремонт дома (который не ремонтировался с 50-х годов прошлого века), то в мэрии заявили следующее:

— Компенсация за непроведенный капитальный ремонт дома по ул. им. Леваневского, 4/2 в Центральном внутригородском округе города Краснодара в расчетах не учитывалась, в связи с отсутствием информации о планируемом проведении капитального ремонта на сайте капремонт.рф.

Кот Локи (Жирный)

К слову, после изъятия собственности, по словам чиновников, жильцы дома могут обратиться с просьбой предоставить им жилье в маневренном фонде (в нем могут временно жить жильцы, зарегистрированные в домах, в которых идет капитальный ремонт, проведение которого невозможно без освобождения помещений). Но жить они там смогут до тех пор, пока не получат деньги за изымаемое имущество. Куда дальше идти пенсионерам и нуждающимся в жилье семьям, не говорится.

Судьба старенького многоквартирного дома уже решена, но собственники продолжают судиться с чиновниками, пытаясь увеличить компенсацию за свое имущество.

Тамара Калистратовна со своей вышивкой

Что появится на месте двухэтажки после сноса, никто не знает. По закону это может быть сквер, школа или другой многоквартирный дом. А может этот пустырь через месяцы после сноса зарастет травой и никому уже не будет дела до Тамары Калистратовны, которая ютилась на своих квадратных метрах за ветхой дверцей, обитой черным кожзамом.

Самую оперативную информацию о жизни Краснодара и края можно узнать из телеграм-канала 93.RU и нашей группы во «ВКонтакте».
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE4
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем