20idei
СЕЙЧАС +9°С
Все новости
Все новости

«Долго издеваться будете?» Как на Кубани две приемные семьи сражаются с чиновниками, которые хотят забрать их 11 детей с инвалидностью

В Брюховецком районе семьи Ефимовых и Ращупкиных уже 9 месяцев остаются без выплат из-за конфликта с опекой и судебных разбирательств

ds

Ирина Ефимова и Алла. За три года в семье девочка научилась читать и писать

Поделиться

Больше года две семьи в станице Брюховецкой находятся под давлением местных властей. Из-за конфликта с начальницей опеки они чуть не лишились 13 детей с инвалидностью, о которых заботились. За это время двое воспитанников уже стали совершеннолетними, и им ничего не грозит.

Когда чиновники поняли, что приемные родители не из пугливых, их стали испытывать на прочность, лишив средств к существованию. А после как будто просто забыли, бросив выживать любыми способами…

Как появилась большая семья Ефимовых


В далеком 2007 году 38-летняя Ирина Ефимова жила в Челябинской области вместе со своим сыном Толиком и работала главным бухгалтером в университете. После рождения Толика снова забеременеть у женщины не получилось, а «какая-то нерастраченная любовь оставалась». Поэтому Ирина взяла из детского дома мальчика Пашу.

Паша был достаточно слабым ребенком, и приемной матери приходилось постоянно мотаться с ним по врачам и оформлять больничные на работе. Это не понравилось руководству университета. Пришлось уволиться. На тот момент у Ирины было несколько тойтерьеров, и она решила профессионально заниматься собаками.

Сейчас опекуны снова разводят собак, чтобы обеспечить себя и детей

Сейчас опекуны снова разводят собак, чтобы обеспечить себя и детей

Поделиться

Когда Ирина познакомилась с Александром, у нее уже было трое детей: родной Толик и двое приемных — Паша и Вика.

— Сам Александр рос в многодетной семье, а его дом находился рядом с интернатом. У него было много друзей детдомовских. И для него не стало шоком, что у меня детдомовские дети, — вспоминает Ирина.

Ирина и Александр Ефимовы

Ирина и Александр Ефимовы

Поделиться

Вместе они взяли еще нескольких детей и считались образцовой семьей — Ирина даже возглавляла ассоциацию приемных семей Челябинской области. Так в семье Ефимовых появились Вова, Юля, Ангелина, Настя, два Саши, Наташа, Маша.

«Не знаю, что они там, в детском доме, с ними делают»


Женщина вспоминает, что, когда взяла под опеку Пашу, ей сказали, что мальчик «дурачок» и его ждет только коррекционная школа. Но в 16 лет парень окончил школу и поступил в Сеченовский университет в Москве. Он учится на кафедре фармакологии, является старостой группы и живет в общежитии. У мальчика не возникло затруднений ни со стиркой, ни с готовкой. Он даже с первого раза сдал на права, рассказывает Ирина.

Вова и Юля учатся сейчас в училище закрытого типа в станице Новоулешковской. Вова осваивает профессию столяра, а Юля — швеи.

11-летний Саша живет в семье Ефимовых пять лет. Мальчика взяли в шестилетнем возрасте, у него атрезия ануса (аноректальная аномалия), и «он постоянно сидел на горшке». По словам приемных родителей, в детском доме ребенка плохо кормили.

— Он светился на солнышке! Кожа да кости. Мы в больницу когда пришли, медики испугались, сказали, что не будут брать анализы, — вспоминает Александр.

Маленький Саша очень любит лепить из пластилина

Маленький Саша очень любит лепить из пластилина

Поделиться

Все дети Ефимовых смогут получить квартиры после 18 лет, кроме Марии, потому что она недееспособная. Девочке сейчас 8 лет, ее забрали в семью в 10 месяцев.

— Если бы она осталась в детском доме, она бы умерла. Она не переворачивалась, голову не держала. Хотя в 6 месяцев сидела... Потом с ней что-то случилось, — рассказывает Ирина.

Ирина и Александр помогают Маше подняться по ступенькам. Сделать это самостоятельно девочка не может

Ирина и Александр помогают Маше подняться по ступенькам. Сделать это самостоятельно девочка не может

Поделиться

Александр добавляет, что девочка очень любит купаться, но так было не всегда: «Мы когда ее маленькую купали, потом выходили валерьянку пили, так она кричала».

— Я не знаю, что они там, в детском доме, с ними делают... Но все дети боялись воды. Они же надевают толстые перчатки, чтобы их мыть. Вот как у уборщиц, толстые, латексные. И так моют детей, а сами не чувствуют воду. А она либо холодная, либо обжигает... Дети из детдома безумно боятся воды, — рассказывает Ирина.

Взяли сразу шестерых


Когда родной сын Ирины Анатолий (тот самый Толик) Ращупкин вырос, в 24 года он женился на Ксении, с которой дружил с 14 лет. Спустя два года брака у них родилась Лера.

Но молодые супруги всегда знали, что будут приемными родителями. Сама Ксения объясняет это решение тем, что с детства была воспитана на историях о том, что такое сиротство: в войну ее дедушка потерял обоих родителей и остался со своими шестью братьями и сестрами-сиротами.

Анатолий и Ксения Ращупкины

Анатолий и Ксения Ращупкины

Поделиться

Когда Лере исполнилось три года, Анатолий и Ксения пошли в Школу приемных родителей. Они окунулись в опекунство с размахом — взяли сразу шестерых.

— Так сложилось. Когда заканчивали ШПР, сразу решили, что возьмем троих. Получили заключение, нам назначили свидание, и мы приехали. Первой навестили Машу, ей сейчас 19. Потом навестили Дашу с Сашей. А потом поехали в Южноуральск, где были Ксюша, Сережа и Ян. У нас была неделя до следующего свидания, чтобы принять решение. Это была самая мучительная неделя. Потому что сказать «нет»: при ногах, при руках. Почему мы не можем взять всех? — объясняет решение Ксения.

В доме Ращупкиных

В доме Ращупкиных

Поделиться

Молодые люди решили, что так как в период адаптации всё равно вовлекаются все, они лучше пройдут это испытание за один раз. Но адаптация всё равно очень жестко ее подкосила, признаётся Ксения.

— Мы привезли их домой, и два месяца каждый завтрак, каждый обед, каждый ужин новые были, ни разу не повторилась. А потом муж принес мороженое, и я слышу такую фразу: «О, нам морожки выдали!» Было в этих словах столько радости, удивления. То есть я за эти два месяца ни разу их не удивила... Я рыдала всю ночь. Потом всё было. И говно по стенам, и разодранные кроссовки. Только съездили, купили, и я вижу, как Ян с Сережей сидят на улице и эти кроссовки руками разрывают.

На стенах в обоих домах развешаны рисунки детей, их поделки и награды

На стенах в обоих домах развешаны рисунки детей, их поделки и награды

Поделиться

По ее словам, у всех детей стояла умственная отсталость, но психиатрические диагнозы обнаружились уже после, когда начали обследовать ребят.

Переезд на Кубань


Обе семьи хорошо общались, постоянно ходили друг к другу в гости и всё делали вместе. Поэтому, когда встал вопрос переезда на Кубань, они действовали сообща.

Переехать пришлось потому, что у Лерочки была астма, да и в принципе экология в Челябинской области оставляла желать лучшего. Выбор пал на солнечный Краснодарский край, точнее — станицу Брюховецкую.

Так в 2017 году Ирина и Александр Ефимовы с десятью приемными детьми, а также Анатолий и Ксения Ращупкины с шестью приемными и одной кровной дочерью переехали в станицу.

Коллекция велосипедов во дворе Ефимовых

Коллекция велосипедов во дворе Ефимовых

Поделиться

Приемные родители столкнулись с тем, что в местной школе никто не понимал, как учить детей с ментальными особенностями.

— Коррекционные классы есть, а педагогов нет. Они не понимают, чему учить детей, как учить детей, что с ними делать. Пытались их учить по общеобразовательной программе, а что такое тьюторство (тьютор — специалист, который помогает учиться детям с особенностями в развитии. — Прим. ред.) — вообще не понимали, — рассказывает Ирина Ефимова.

Своей задачей приемные родители видят дать детям образование, жилплощадь и подготовить их к самостоятельной жизни

Своей задачей приемные родители видят дать детям образование, жилплощадь и подготовить их к самостоятельной жизни

Поделиться

В итоге в коррекционном классе оказались дети с ментальными особенностями и с отрицательным поведением.

— Это просто атомная бомба называется. Ментальные не понимают, как они себя ведут. А те — драчуны из неблагополучных семей, наших детей головой в унитаз окунают и почки им отбивают, — говорит Ирина.

Опекуны решили перевести детей с особенностями развития на домашнее обучение. Сейчас Вика с Наташей из семьи Ефимовых учатся очно в другой брюховецкой школе, также в школу ходят Даша и Лера из семьи Ращупкиных. Остальные дети обучаются дистанционно.

У каждого ребенка есть свое место для учебы

У каждого ребенка есть свое место для учебы

Поделиться

«Я — ваша новая начальница опеки»


Из-за проблем с обучением опекуны вступили в конфликт с директрисой школы, Екатериной Емельчуговой. А в 2018 году женщина позвонила Ирине Ефимовой и сообщила, что… она теперь начальница опеки в районной администрации.

С этого момента в жизни приемных родителей начались сложности: то справку никак не выдадут, то путевку детям не получить.

В прокуратуре Краснодарского края порталу 93.RU подтвердили, что районная прокуратура неоднократно выявляла нарушения закона при взаимодействии органа опеки с Ефимовыми и Ращупкиными. Должностных лиц привлекали к дисциплинарной ответственности из-за этого.

В 2019 году Ирина и Александр решили взять в семью еще одного ребенка — 16-летнюю Аллу. Им отказали. Решения об опеке пришлось добиваться в суде.

— Я подала документы на Аллочку. Думала, что ко мне относятся так же, как в Челябинской области, но нет. Аллу мы взяли, когда ей 16 лет было. Она уже потеряла на тот момент смысл жизни, понимала, что дальше только ПНИ.

В борьбе за Аллу Ефимовы сделали очень дерзкую вещь для приемных родителей — подали в суд на отдел опеки. Именно этот поступок и усугубил конфликт, считают они

В борьбе за Аллу Ефимовы сделали очень дерзкую вещь для приемных родителей — подали в суд на отдел опеки. Именно этот поступок и усугубил конфликт, считают они

Поделиться

В тот же год Толик и Ксения Ращупкины решили удочерить Нину — девочку с синдромом Дауна. Им тоже отказали. Пришлось жаловаться в прокуратуру.

В марте 2021-го Ефимовы снова захотели взять в семью ребенка. И снова отказ. Суд. А потом — внеплановая проверка. Проверяющим не понравились условия содержания детей: что они спят на двухъярусных кроватях из «Икеи», учатся дистанционно, а дома есть собаки.

Есть плановые и внеплановые проверки опекунов. Внеплановые проверки не происходят просто так, для них нужно обращение (в любой форме) о том, что опекун плохо исполняет свои обязанности или нарушаются права детей.

Жалоба


В июне внеплановые проверки прошли в двух домах — и у Ефимовых, и у Ращупкиных. Поводом стала жалоба, которую якобы написал бывший подопечный Ксении и Анатолия.

Позже МВД и СК отказали в возбуждении дела, не найдя на то никаких оснований. Корреспондент 93.RU видела отказные материалы.

Получив заявление от Яна, опека инициировала проверку в двух домах. И если Ирина пустила комиссию в дом, то Анатолий отказался: помимо начальницы опеки Емельчуговой к ним приехали около восьми человек, и мужчина сказал, что не пустит такую делегацию, предложив пройти тем составом, что предусмотрен по закону.

Но оказалось, что комиссия пришла проверять не условия содержания детей, а их психологическое состояние. При этом проводить психологическую диагностику хотели, изъяв детей из семей и поместив их в сиротское учреждение. Ращупкины и Ефимовы отказались.

Невозможно объяснить ребенку с ментальными особенностями, что его «забирают» временно, что родители его по-прежнему любят и не отказываются

Невозможно объяснить ребенку с ментальными особенностями, что его «забирают» временно, что родители его по-прежнему любят и не отказываются

Поделиться

Через несколько дней глава Брюховецкого района Владимир Бутенко подписал постановление о временном освобождении Ращупкиных и Ефимовых от опекунских обязанностей.

— Возврата оттуда, [из системы], уже нет. Даже если ты выиграешь суд, дети будут уже помещены в другие семьи и обратно ты их уже не заберешь. Ты можешь реабилитироваться, принять других детей, но с этими придется попрощаться. Если бы мы пошли на то, что предлагала опека, мы бы больше никогда не увидели бы своих детей. А это для них повторная травма, — объясняет Ирина.

Без прав, но с обязанностями


Опекунов лишили ежемесячных выплат по уходу за детьми, компенсаций по уходу за детьми с инвалидностью, «зарплат» приемных родителей. Даже перестали начислять пенсионные детям, рассказывает Ирина.

Чтобы детей не забрали, семьи буквально забаррикадировались от проверяющих. Так, когда за ребятами приехал автобус, чтобы отвезти на диагностику, они испугались и стали кричать, что никуда не пойдут. Опека вызвала полицию. Дети написали заявление, что отказываются куда-либо ехать. Также их опросили на предмет насилия. Полиция сказала, что жестокого обращения нет и не видит оснований для изъятия.

Изъять ребенка можно только при угрозе его жизни или здоровью (статья 77 Семейного кодекса РФ).

На фотографии Вика. Она хочет стать кондитером, когда вырастет

На фотографии Вика. Она хочет стать кондитером, когда вырастет

Поделиться

Приемные родители обратились в суд и наняли московского адвоката Юлию Чесалину отстаивать их интересы. Ее услуги стоят немало, но до адвокатской практики женщина сама возглавляла отдел опеки в столице и понимает, как работает система изнутри.

Получается, что с июля прошлого года две семьи с огромным количеством детей-инвалидов не получают от государства никакой помощи и отвечать за детей не могут — у них нет на это прав, а обязанность опекуна возложена на орган местной опеки. Помимо прочего, дети потеряли возможность проходить реабилитации.

Все приемные дети в семьях Ращупкиных и Ефимовых имеют инвалидность

Все приемные дети в семьях Ращупкиных и Ефимовых имеют инвалидность

Поделиться

Редакция 93.RU спрашивала в краевом Министерстве труда и социальной защиты, следит ли ведомство за этой историей и не угрожает ли жизни и здоровью детей факт долговременного отсутствия средств к существованию.

Там ответили, что в декабре в интересах детей администрация района решила снова возобновить перечисление денежных средств на счета несовершеннолетних до разрешения судом спорной ситуации.

В прокуратуре сказали, что действия органа опеки Брюховецкого района не соответствовали интересам детей, которые юридически остались без законных представителей и выплат на содержание, поэтому прокуратура обязала главу района исправить ситуацию.

В ведомстве добавили, что в декабре выплаты на банковские счета были возобновлены, но приемные родители «от получения и последующего расходования перечисленных денежных средств отказались».

Стоит подчеркнуть, что речь идет о выплатах на содержание детей. «Зарплату» приемных детей ни Ефимовым, ни Ращупкиным пока вообще никто не думает восстанавливать.

Суд за детей


Судебные разбирательства тянутся с июля и до сих пор. Причем еще летом Брюховецкий районный суд признал незаконными и отменил акты мартовской проверки семьи Ефимовых. Заседание по июньским актам несколько раз переносилось, но тоже решилось в пользу опекунов.

В этих папках Ирина хранит материалы по судебным разбирательствам и документы на детей

В этих папках Ирина хранит материалы по судебным разбирательствам и документы на детей

Поделиться

Одно из судебных заседаний затянулось из-за того, что суд постановил привлечь в качестве третьего лица детского омбудсмена Краснодарского края Татьяну Ковалеву. Заседание тогда перенесли больше чем на месяц, но в суд она так и не явилась.

День сурка


Судебные процессы отнимают у Ефимовых и Ращупкиных много сил и денег. Им помогали благотворительные фонды, неравнодушные люди, о ситуации писали СМИ, запускалась петиция к президенту, на их сторону встала прокуратура. Но… до сих пор ничего не разрешилось.

В семье Ращупкиных деньги на жизнь зарабатывает Анатолий. Он в сентябре устроился на работу и постоянно ездит в Краснодар. Дома проводит совсем мало времени. Корреспондент 93.RU навещала семью в середине февраля, у них до сих пор стояла новогодняя елка, которую хрупкая Ксения не смогла самостоятельно убрать.

— Тяжело очень. Первое время меня разрывал вопрос: «За что?» Сейчас уже просто хочется, чтобы всё закончилось. Вообще вот эти семь месяцев у меня день сурка. До этого я взялась работать в сфере красоты, укомплектовала полностью салон в отдельном здании, чтобы делать ламинирование ресничек, бровей, шугаринг. Я настолько этим горела всем. А потом случилась вся эта жопа. И чтобы банально выжить, мужу надо ездить на работу в Краснодар. И я работать не могу, у меня сейчас день сурка. Утром встаю: готовка, стирка, уборка, уроки, привези-увези. Я себя человеком чувствую только пол-одиннадцатого, когда все спят. У меня есть час, чтобы почувствовать себя человеком, — поделилась женщина.

Чтобы накормить всех обедом, Ксении нужно сварить пятилитровую кастрюлю супа

Чтобы накормить всех обедом, Ксении нужно сварить пятилитровую кастрюлю супа

Поделиться

По ее словам, то, что она сейчас чувствует, это уже не выгорание, это хуже.

— Это некое опущение рук, что нескончаемый беспредел местной администрации никто прекратить не может! Сколько бы мы не старались доказать, что мы честные, порядочные, что мы действительно занимаемся детьми... Это нервное истощение. Потому что первый месяц мы спать нормально не могли. Боялись, что они дальше будут нарушать закон и просто силой придут отнимать детей, — говорит Ксения.

Женщина считает, что в Уголовном кодексе очень не хватает статьи за психологические пытки.

Уголовные дела

Впрочем, по другим, реально существующим уголовным статьям, органы опеки Брюховецкого района уже проходят.

Расследование уголовных дел находится на контроле прокурора Брюховецкого района. Также работники ведомства поддерживают связь с семьями и отмечают, что Ефимовы и Ращупкины обеспечивают детей всем необходимым, их жизни и здоровью ничего не угрожает.

Запасы продовольствия в семье Ращупкиных

Запасы продовольствия в семье Ращупкиных

Поделиться

«Долго ты еще издеваться над нами будешь?»


Сам глава района, говорит Ирина, был у них дома всего однажды — осенью прошлого года. Александр отмечает, что он засекал, сколько продлится визит чиновника: Владимир Бутенко был у Ефимовых 13 минут.

— Я приготовила все документы (он их даже не посмотрел). Он пробежал, сделал круг, да, говорит, у вас ремонт надо делать. Так извините, мы ремонт делаем постоянно, но финансирования у нас нет, — вспоминает Ирина.

Судебные разбирательства длятся уже очень долго. И каждый день перед опекунами стоит вопрос, как выжить в этой ситуации

Судебные разбирательства длятся уже очень долго. И каждый день перед опекунами стоит вопрос, как выжить в этой ситуации

Поделиться

Когда чиновник пришел, тихий 11-летний Санька не выдержал и спросил: «Долго ты еще над нами издеваться будешь?»

— Вообще, по-хорошему, глава мог просто отозвать свои постановления, и всё. А глава просто не вникает, — говорит Ксения. — Власти не поддерживают родителей, не встают на их сторону! Мы говорим о приемных родителях, мы говорим о людях, которые специально обучены быть родителями. И этих родителей, которые помогают государству сделать из брошенных детей нужных обществу людей, их просто гнобят.

Портал 93.RU отправлял главе района запрос по поводу ситуации с приемными семьями. Ответа на него редакция не получила.

— Когда был переизбыток детских домов, поднималась тема, какие герои приемные родители. Когда детей стало не хватать, а детдома закрываться, позиция государства по отношению к приемным родителям поменялась, — объясняет Ирина.

Тем временем администрация Брюховецкого района не думает отступать. Буквально 11 апреля семья Ефимовых получила письмо, подписанное главой муниципалитета Владимиром Бутенко. В нём Ирине и Александру в очередной раз предложили поместить детей в социально-реабилитационный центр. При этом, напомним, суд постановил оставить их в семье на время разбирательств.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter