СЕЙЧАС +4°С
Все новости
Все новости

Три сестры судились из-за наследства. Победила та, которая в него вообще не вступила

Разбираемся, как ей это удалось

Пытаясь разделить наследную однушку, сестры дошли до Верховного суда

Пытаясь разделить наследную однушку, сестры дошли до Верховного суда

Поделиться

Формально в России непрецедентное право: схожие по обстоятельствам дела могут быть абсолютно по-разному рассмотрены разными судьями. Однако есть Верховный суд РФ — последняя судебная инстанция, решения которой обязательны для исполнения нижестоящими судами, а постановления пленума Верховного суда — для применения всеми судами в дальнейшем. В нашем проекте «Это вообще законно?» мы разбираем решения ВС РФ, постановления пленума и практику их применения по спорным или особо актуальным вопросам, а также заглядываем в интересные дела нижестоящих судов.

Судам регулярно приходится разбираться в делах, где родственники делят наследство — судятся между собой и дети, и родители, и супруги, в том числе и гражданские. Иногда подключаются и другие родственники — например, в 2022 году Верховный суд рассматривал дело, в котором между собой судились сестра покойного и его бывшая жена, которой он оставил совместно нажитую квартиру еще при разводе. В сегодняшней истории из Верховного суда ситуация более стандартная — в ней участвуют только дети.

Имена участников судебного процесса изменены.

Марина и Андрей Потреповы поженились в 1966 году, в браке у них родились три дочери — Аглая, Александра и Аделаида. В 1994 году Марина приватизировала квартиру — одну из двух, принадлежавших семье. Прежде Марина и Андрей жили в трешке, но позже поменяли ее на две квартиры поменьше. Жилье принадлежало Марине на правах единоличной собственности. В однушке, записанной на мать, жила одна из сестер. Аделаида оплачивала коммунальные счета и помогала матери, а когда Марина умерла — осталась жить там же вместе с отцом. Спустя всего год он тоже скончался.

После смерти отца две другие сестры, Аглая и Александра, обратились к нотариусу, чтобы вступить в права наследства на квартиру, в которой жила Аделаида. Аделаида же к нотариусу не пошла

Аделаида подала заявление в суд — квартира была записана на мать, в права наследства сестры вступить не успели, а Аделаида фактически приняла наследство — продолжала жить в квартире и оплачивать счета. Документы, правда, не оформили, но не из-за лени или разгильдяйства, а из-за отсутствия сведений в ЕГРН о правах наследодателя на квартиру.

Сестры подали встречные иски: они просили признать квартиру совместно нажитым имуществом отца и матери, поскольку родители ее получили в результате обмена общей совместной трехкомнатной квартиры на две поменьше. Они ссылались на то, что после смерти матери договорились с Аделаидой, что не будут вступать в наследство — пусть это сделает отец. Так что теперь, когда отец умер, доли сестер должны быть равными.

Суд Аглаю и Александру не поддержал — да, приобреталась квартира в браке, но на безвозмездной основе, а значит, не является совместно нажитым имуществом. Первая инстанция встала на сторону Аделаиды, но не в полной мере — половину квартиры признали ее собственностью, поскольку она фактически вступила в права наследства, проживая там и оплачивая счета. Сочли фактически вступившим в наследство и отца. Его долю разделили на трети — всем сестрам по доле. С этим не согласилась ни Аделаида, ни ее сестры.

В апелляционной инстанции две сестры настаивали, что отцу изначально принадлежала квартира в равных долях с матерью. Представительница Аделаиды возражала, что совместно нажитым имущество считать нельзя, как и самого отца считать фактически вступившим в наследство — к нотариусу он не обращался, а в спорной квартире не жил. Так что Аделаида — единственная, кто принял наследство матери, которая, в свою очередь, владела квартирой единолично.

Апелляция это решение пересмотрела — в состав наследства покойного отца суд включил половину квартиры и разделил эту долю пополам между Александрой и Аглаей. Аргументация была такова: они вступили в права наследства, а Аделаида — нет. И в суде таких требований не заявляла.

Когда это же решение поддержала кассационная инстанция, Аделаида и ее представительница обратились в Верховный суд РФ.

Итог этой истории

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда еще раз рассмотрела дело трех сестер и обратила внимание, что те допустили нарушения. По закону считается, что наследник фактически принял наследство, если он:

  • вступил во владение или в управление наследственным имуществом;
  • принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;
  • произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;
  • оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Кроме того, суд обратил внимание, что даже если считать отца трех сестер фактически принявшим наследство после смерти супруги, его долю все равно нужно делить между всеми сестрами. Да, Аделаида не обращалась к нотариусу, но она по-прежнему жила в спорной квартире, платила по счетам и заботилась о состоянии имущества.

Верховный суд отменил все прежние решения судов и вернул дело на новое рассмотрение.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter