8 декабря среда
СЕЙЧАС +14°С
Другие статьи автора

«Какие моральные устои нарушает фото в купальнике?» Юрист — о травле школьных учителей

Юлия Федотова объясняет, почему педагога может обидеть каждый

Поделиться

Поделиться

По закону, наши учителя должны соблюдать нравственные и этические нормы, но что это такое, мы знаем, по сути, только на словах. Известный в Краснодаре юрист Юлия Федотова в своей колонке показывает, к каким печальным последствиям могут привести такие завышенные требования к педагогам.

Практически каждый год в Сети обсуждают тот или иной конфликт, связанный с поведением педагога. В этот раз, например, власти Хабаровска начали проверку по факту исполнения танца живота во время торжественной линейки в честь Дня знаний в одной из школ. Неоднократно были на слуху случаи, когда учителя увольняли за фото в купальнике, что повлекло всероссийский флешмоб и прекрасный перформанс. Во флешмобе, кстати, я тоже участвовала как вузовский преподаватель в прошлом. Учителей увольняли за фотосессии давно минувших лет, а также требовали уволить и за покупку белья. Насколько это законно?

В соответствии со статьей 48 ФЗ «Об образовании» педагог обязан в своей деятельности «соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики». И если с правовыми нормами в целом понятно — это то, что в законе записано, и их хотя бы можно прочитать, то как быть с «нравственными» и «этическими»? Что это за нормы такие и в чём между ними разница? Где они записаны?

Минпросвещения в 2019 году подготовило Примерное положение о нормах профессиональной этики для педагогических работников. Там пафосно указано, что «педагогические работники, сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами, призваны: придерживаться внешнего вида, соответствующего задачам реализуемой образовательной программы; воздерживаться от размещения в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", в местах, доступных для детей, информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей; избегать ситуаций, способных нанести вред чести, достоинству и деловой репутации педагогического работника и (или) организации, осуществляющей образовательную деятельность».

Ну то есть опять же мало что прояснилось.

При этом Трудовой кодекс России содержит норму — в статье 336, которая допускает увольнение педагога за применение методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося. Вряд ли можно поспорить с ее адекватностью, однако возможность уволить учителя за «совершение аморального проступка, несовместимого с продолжением работы» (п. 8 ст. 81 ТК РФ) представляется ни чем иным, как предельно неопределенной нормой, которая может повлечь за собой злоупотребления со стороны работодателя.

Нигде нет определения «аморального проступка». Закон приписывает возможность его совершения только лицу, выполняющему воспитательные функции, и при этом указывает, что проступок должен быть таким, что их выполнение в дальнейшем просто невозможно. Критерии опять же оставлены на усмотрение работодателя.

Казалось бы — поступок должен касаться непосредственно ученика и оказывать на него негативное воздействие. Вряд ли можно оспорить увольнение учителя, который, например, ударил либо оскорбил воспитанника. Но купальник-то при чем?

Однако судебная практика так не считает. Суды, трактуя закон, необоснованно, на мой взгляд, применяют повышенные требования к поведению педагогов как на работе, так и в быту. Например, в Карелии суд счел законным увольнение учительницы, привлеченной к административной ответственности за вождение машины в пьяном виде. По мнению суда, «для педагога воспитательная функция является основным содержанием его работы, что возлагает на него повышенные требования в части соблюдения морально-этических требований как в быту, так и на работе». И тот факт, что правонарушение не повлекло какого бы то ни было резонанса, не было совершено на глазах у учеников и вообще на них никак не повлияло, потому что они об этом не знали, судом учтен не был. Важно было лишь то, что педагог нарушила «моральные устои и принятые в обществе нормы поведения». Каким образом это повлияло на дальнейшую способность учителя выполнять воспитательные функции, я не знаю.

Я только одного понять не могу: «моральные устои» и правила поведения — они для педагогов и для простых граждан одни или разные? Если одни — то какие «моральные устои» нарушает факт фотографирования в купальнике? Учителям нельзя вести соцсети с чем-то личным? А если учительница разведется — ее тоже надо уволить? А если вне брака родит ребенка? А если учитель — атеист? Или, упаси боже, либерал?! Или гей? Тоже увольнять?..

Итого. Закон предъявляет к учителям завышенные требования, давая работодателю широкие и трудно оспариваемые возможности для их увольнения за поведение, чуть выходящее за рамки традиционной «Марьиванны». В том числе — в сфере не подлежащей вмешательству со стороны государства бытовой и личной жизни. Это вряд ли будет способствовать притоку в школы молодых, инициативных и свободомыслящих кадров, которые действительно смогут научить детей мыслить критически и широко.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

По теме (13)

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Краснодаре? Подпишись на нашу почтовую рассылку